Он спас нашу дочь

`` Я не мог оставить ее в таком состоянии, - говорит польский солдат капитан Радослав Амброзяк. Благодаря ему девочка с пороком сердца будет жить. Он спас нашу дочь

У сердца Биондина не было сил перекачивать в легкие столько крови, сколько необходимо, поэтому ее тело все еще оставалось гипоксичным. «Я никогда не видел такого больного ребенка...» - говорит капитан Амброзьяк. - Мне нужна была ее помощь.

Капитану Радеку Амброзяку двадцать семь лет. Он профессиональный солдат. В течение одиннадцати месяцев он возглавлял группу связи и наблюдения в польском военном контингенте KWOR в Косово. Он участвует в миротворческой миссии сил НАТО, помогает местному населению, уничтоженному недавней войной, нищетой и голодом.
- Приезжайте к нам, - говорит Амброзяк. Они умоляют о еде и воде, о вмешательстве местных властей для восстановления поврежденных домов. Старика не было на своем поле семь лет, потому что он боялся мин, спрятанных в земле. Он хотел возделывать землю, он просил, чтобы его нашли и разоружили.

Он предпочел бы небеса каждому ребенку
Три месяца назад к Амброзяку подошел молодой человек. Он рассказал о шестилетней девочке, у которой была смертельная болезнь сердца. `` Никто не может ей помочь, потому что наши врачи умерли или сбежали '', - сказал он. Мале срочно нужна операция, без нее она умрет. Сделайте что-нибудь, помогите...
- Я понятия не имел, что могу сделать для больного ребенка, но решил, что попробую что-нибудь сделать, - капитан не скрывает, что не знает болезней. Он также мало знает о детях. Хотя... По одному ребенку, ее сыну, четырехмесячному Александру, она очень хорошо знает друг друга, хотя в основном это теоретические знания, полученные благодаря моей жене Джоанне. Именно она терпеливо описывала ему в десятках писем, как Александр ест, как улыбается, как поднимает голову, потому что капитан видел своего сына всего два раза в тот день, когда малыш появился на свет, а затем во время короткого отпуска. Но он чувствует, что, став отцом, он стал более чувствительным к тяжелому положению других детей.
«Когда я узнала, что Биондин может спасти операцию и что ее можно провести в Польше, я решила ей помочь», - сказала она.
Девушка жила со своей семьей в небольшом селе Шипашинице и эперме. Амброзяк взял несколько солдат, переводчика и поехал в деревню к больной.
- Мы ехали долго, потому что деревня за горами, за лесами, Бог за его спиной... - он цитирует детское стихотворение, которое напомнило ему, когда он пришел туда и увидел жалкие хижины, разбросанные среди возделанных полей. - Люди живут только тем, что им дает земля. Они неписаные и недоверчивые. Семья больной девочки знала, что малышке нужна помощь специалиста, но... она не знала, к кому обратиться.
Родители девочки и ее младшие сестры, четырехлетняя Калтрина и трехлетняя Ариана, были дома. Кто из них болен? - спросил капитан.
- Биондин, - мать провела его в комнату, где лежал шестилетний ребенок. - Мала заплакала при виде незнакомца в форме, - вспоминает Амброзяк. Худая, миниатюрная, не может самостоятельно ходить или сидеть. Но это было не самое худшее. Ее кожа, ступни, руки и губы были ужасными. Все синее и фиолетовое, почти синее. Что с ней? - спросил я. Медицинскую карту, составленную сразу после рождения дочери, мать вынула. - Врожденный порок сердца, - сказала она. Мне нужна была операция, но началась война, и больницы не приняли больных детей...

Цепочка людей доброй воли
Через несколько дней Амброзяк отвез Биондина в больницу в Приштине. Врачи подтвердили диагноз - сложный порок сердца, так называемая тетралгия Фалло. Ребенок в ярости, потому что в крови циркулирует меньше кислорода, чем обычно. Он умрет, если ему не сделают немедленную операцию. Только... никто в Косово на нем работать не будет. Вернувшись на базу, Амброзяк начал искать больницу, в которой будут делать операцию. Он позвонил в детскую кардиохирургическую клинику при Польском центре здоровья матери в Лодзи. Руководитель клиники, профессор Яцек Молл сказал, что она прооперирует малышку, если получит согласие директора больницы, профессора Пшемыслава Ошуковского.

А потом сказал: «Приведи ребенка как можно скорее, мы вылечим его бесплатно. В больнице уже было место, мне оставалось только перевезти Биондин и ее мать в Польшу. Я спросил у командира контингента полковника Ежи Мизгале, могу ли я позаботиться об этом и... Я пошел работать, - вспоминает капитан.
Он отвел мать Биондин к нотариусу, где она поставила отпечатком пальца согласие быть представленным в офисах, а затем в посольстве Македонии он заразил посла своим энтузиазмом. Тот, кто делал то, что обычно занимает больше месяца, оформлял паспорта и визы. Остальные деньги на поездку. - Я собрал коллекцию на базе, - говорит Амброзяк. - Собрались и поляки, и американцы. Через три недели мы уже были в больнице в Лодзи.
- Наконец, в легкие Биондина поступит больше кислорода, - говорит профессор Молл, который провел первую операцию. Мы проведем вторую процедуру через год, когда правильная сердечно-сосудистая система уже налажена.

Она будет такой же здоровой, как другие дети
`` В 1980-х я возил польских детей в Америку на операции, - вспоминает профессор. Сейчас мы начинаем расплачиваться за эту помощь, но нам нужны деньги. Для больного путешествия, для реабилитации.
- Мы должны получить восемь тысяч евро, - говорит капитан Амброзяк. Я не знаю, смогу ли я, потому что скоро вернусь в страну, но мои коллеги пообещали, что они организуют сбор средств на базе и среди граждан Косова, сербов и албанцев. Может, он на время объединится, чтобы помочь больной девушке?
`` Когда Биондин вырастет, она объяснит ей, сколько она должна полякам '', - говорит ее мать Хаджрие Дермаку, сопровождавшая девочку с военным переводчиком. Я получила от вас отличный подарок, надеюсь на жизнь и здоровье ребенка, и я... не так давно не знала, что где-то в мире есть такая страна, как Польша. И что есть люди, которые хотят нам помочь...

Агата Буйницка

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравился сайт? Поделиться с друзьями:
Препарат «Пирацетам»
Добавить комментарий