Рождественская история

То, что случилось со мной, было болезненным, но потом я понял, что есть такие, с кем обращались более жестоко... Рождественская история

Мы должны были пожениться через восемь месяцев. К сожалению, к Рождеству мой жених Марек приготовил мне исключительно неприятный сюрприз. Это было ужасно.

Как и каждый год, продавцы появляются на Краковском рынке за несколько недель до Рождества. Мне всегда нравилась предрождественская ярмарка - красочные киоски простирались от ратуши и соблазняли всем разнообразием. Здесь можно было купить все, от ангелочков ручной работы и новогодних шаров, до чудесных ароматных пряников, елочных украшений и, конечно же, омелы. Я купил ей два колья, потому что, как и каждый год, вешал их над столом в гостиной. С очевидной целью, потому что мне там нравился старый польский обычай целовать родственников. В основном мой жених Марк.
- Может ты купишь осцыпек, любовь моя? - спросил меня улыбающийся хот-дог.
Я отрицательно кивнул и пошел сквозь толпу удивленных краковцев к концу улицы Шевской. Хотя было только седьмое декабря, улицы уже сияли богатыми рождественскими украшениями, и люди бегали по улицам в безумном предрождественском шоппинге.

Мне понравился тот период - снег и белизна парка Планты в Кракове, колядки в магазинах и вся эта неразбериха. Мне не хотелось ехать на восьмерке, и я пошел домой. Я подумал, что в первую очередь нужно привести квартиру в порядок. В этом году мы хотели провести канун Рождества вместе с Мареком. Родители немного выкрутили нос, но поняли, что через восемь месяцев мы наконец поженимся. Я очень нервничал, я определенно впервые в жизни готовил Сочельник. До сих пор праздники у меня ассоциировались с приготовлением борща, ушей и бабушкиной лепешки с маком вместе, но теперь я собиралась делать все сама. Планировала каждую мелочь - цвет салфеток и свечей на столе, выбор блюд, подарки. Все. Марек засмеялся, что я преувеличиваю:
«Детка, это просто праздник, а не ужин на двенадцать пар, помедленнее, отдыхай», - подбадривал меня.
Говорить легко, карпа, уши и прочее лепить не придется. «Надеюсь, все получится так, как обещали рецепты», - вздохнула я.

Как всегда, сочельник наступил слишком рано. Ничего не шло как надо. Ушка была переварена, чизкейк получился какой-то противно, даже борщ был не так хорош, как у бабушки, хотя рецепт я позаимствовал у самой хозяйки. На кухне драматическое развитие событий завершилось, когда блюдо с холодным карпом быстро выскользнуло из моей руки и упало на пол. Что ж, даже самая опытная хозяйка не выдержит этого, - подумал я и, конечно, заплакал.
Я хотела схватить трубку и позвонить маме, но в двадцать четыре, наверное, стоит отучиться от таких рефлексов? К тому же от моего родного города Санок до Кракова было не так уж и близко...

Марк вошел на кухню и начал собирать куски битого фарфора. Не знаю почему, но у меня сложилось впечатление, что в последнее время он вел себя несколько неудобно. Он казался странно рассеянным, если не сказать грустным. Я знал, что в последнее время в его банке царит неприятная атмосфера, потому что там, видимо, готовятся какие-то изменения, но не думаю, что вас это беспокоит в канун Рождества? - Мне было интересно.
- Марек, что тебя беспокоит? - спросил я, когда мне, наконец, удалось собрать карпа с пола. Это сложно, как-то обойтись без рыбы.
`` Нет, все в порядке... Думаю, я немного увлекся этим '', - сказал он, а затем добавил, что собирается принять душ.
Когда я услышал шум воды в ванной, я воспользовался возможностью, чтобы упаковать подарок для Марека. Елка была уже одета и красиво освещена, достаточно было просто обернуть посылку декоративной бумагой и засунуть под елку.
Где я привил ножницы? - пробормотала я, судорожно обыскивая комод в коридоре.
«Наверное, Марек, как всегда, притащил их к своему столу», - подумал я, входя в комнату, где он хранил свой компьютер и несколько тонн книг, да еще в картонных коробках. Я надолго перестал бороться, чтобы наконец все распаковать, его чемодан... Я отодвинул ящик его стола. Чего там не было - блокнотов, оберток от резинок, даже новых носков, еще с биркой, и старого волана для бадминтона.
- Ребята... - возился я, копаясь в этом беспорядке.
Сунув руку под толстый блокнот, я заметил, что из него торчит картинка. Я вынул их, ничего не подозревая, и быстро пожалел об этом. На фото был Марек, он стоял у реки Висла, на фоне Вавеля. Было бы неудивительно, если бы он был один, но не цеплялся бы за его руку, почти висел на нем, стоя, улыбаясь, крохотная брюнетка. Симпатично, даже очень, и вдобавок, как-то странно на него смотреть. Я начал себя утешать - она ​​определенно друг из банка, не стоит подозревать его в худшем и рыться в его вещах. «Наверное, он не показал мне эту фотографию, потому что знает, насколько я могу ревновать», - сказала я себе, хотя сама не верила. Когда я услышал гудение сушилки из ванной, я понял, что у меня было всего несколько минут, чтобы найти что-то еще. Что ж, я нашла... «Это тебе, Марек. Мне это очень нравится, Юстина», - прочла я, доставая из нижней части ящика валентинку этого года. Теперь я не думаю, что смогу убедить себя, что она была просто другом из банка, верно? Я в ярости упал в ванную.
Что это?! - Я бросила в него валентинку.
Ты возился с моими вещами? Вы? - спросил.
- Это все, что ты мне скажешь? Это самая большая проблема сейчас?! Спрашиваю, кто это и сколько времени, потому что, судя по февральской странице, прошел почти год! Марек через восемь месяцев мы должны пожениться, как ты мог?! - закричала я, стараясь не плакать у него на глазах. Я не стану так смиряться...

Я думал, что по крайней мере он начнет это отрицать, он скажет, что это была ошибка, что он любит только меня, а другой конец, но я ошибался.
«Извини, я не хотел причинить тебе боль», - тихо сказал он, затем надел свитер, схватил куртку и... он просто ушел.
- Марек! Подождите! - крикнул я ему вслед, открывая дверь в клетку, но он был уже этажом ниже.
Куда он идет на таком морозе?! Наверное, минус двенадцать, где будет? Его родители живут в Броновицах. Вдруг меня поражает то, что он идет к ней!
Я сел на диван в гостиной и заплакал. Мне стало жалко себя. Я плакал, пока меня не захватил сон. Когда я проснулся, на улице было совсем темно. Я поставил елку и выглянул в окно. Город праздновал. Наверное, все сейчас сидят среди своих близких, только я застряла здесь одна и предана, - подумал я и снова заплакал. За окном все больше и больше шел дождь, дул порывистый ветер. Я увидел эту незнакомую, оборванную женщину, когда она вышла из-за мусорного бака нашего района. На ней было пальто, которое было слишком большим, возможно, для мужчины, и она тянула сумку на шипах. Она села возле загонщика и обняла ее за плечи. Даже отсюда я увидел, что он дрожал от холода. Это был импульс - я не мог оставить ее в таком состоянии. Я достал ей горячий чай, собрал несколько неношеных вещей и целую сеть еды.

Нет, я не приглашал ее к себе домой, как того требует традицияК сожалению, я не столь великодушен, но в ту ночь в сочельник я многое понял. Что бы ни случилось со мной, всегда есть те, с кем судьба обошлась гораздо хуже.
Я зажег свечи на тростнике и почувствовал, как чудесно пахнет ель. Я схватил телефон.
- С Рождеством, папа, - сказал я.
- Корчиу, ты в порядке? - спросил.
- Да, - сказал я и вовсе не лгал. Ну может немного...

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравился сайт? Поделиться с друзьями:
Препарат «Пирацетам»
Добавить комментарий