Вирус одиночества

Он не появляется, когда телефон перестает разговаривать или кто-то уходит. Он был в нас раньше, притаившийся, приглушенный, ожидающий...

Вирус одиночества

Психотерапевт Войцех Кручинский в своей новейшей книге «Вирус одиночества» (изданной в двух кавер-версиях) знакомит читателя с феноменом хорошего и плохого одиночества. Проблема сильного одиночества затрагивает многих из нас. Это может проявляться в виде недоверия, чрезмерной покорности или приема лекарств от близости или боли. Его причины обычно кроются в нашем прошлом, в нарушенных отношениях с опекунами. В подростковом и взрослом возрасте часто проявляется в отсутствии интимных отношений с другими людьми.
Автор описывает различные типы одиночек на протяжении их последовательных лет жизни, указывая на опасность застревания в плохом одиночестве и на пути к истинной близости и хорошему, зрелому одиночеству.

Вирус вступает в действие
Одиночество не возникает, когда перестает разговаривать телефон или когда уходит любимый человек. Одиночество уже есть в нас раньше, мы сидим на корточках, молчим и ждем, чтобы проявить себя в нужный момент. Так же, как давно вакцинированный вирус, который атакует при благоприятных обстоятельствах. NНекоторые из нас устойчивы к неоднократным разочарованиям или даже отказу от людей, близких нашему сердцу, - другие, посвятив себя любящей профессии, запираются в четырех стенах и годами залечивают свои раны. Некоторые люди не могут оставаться в стороне от бессмысленных знакомств - для других даже короткий обмен предложениями в такси или в парикмахерской - это уже социальный успех. Как получается, что вирус одиночества убивает одних и избегает других?
Чтобы ответить на этот вопрос, я начал проникать в прошлое. Но я делал это слишком поверхностно, и я все еще не мог добраться до источников одиночества. Я чувствовал это в браке, на молодежных вечеринках, в детском саду...

Чем дальше я доходил до своей памяти, тем больше появлялись печальные воспоминания. Наконец, среди прочего, прибегая к применению собственной психотерапии, я дошел до того, насколько это возможно: до моментов, которые вы не помните сознательно, но ощущаете их действие в своих стремлениях, фантазиях и необъяснимых чувствах, как будто принадлежите кому-то другому, чужому, иногда страшно. Я дошел до времен, которые иногда называют раем утраченного детства, но которые не всегда заслуживают такого названия. Иди туда со мной. Не бойся, что я рядом с тобой и держу тебя за руку.

Мамы нет дома
Только одно может защитить вас от вируса одиночества на сто процентов: теплый и уютный живот матери, в котором вы живете несколько замечательных месяцев. Вам не нужно ни к чему стремиться, вам не нужно ничего желать: ваши потребности удовлетворяются до того, как вы их осознаете. Он теплый и мягкий. Совершенное единство, без страха, без слез, без одиночества. Мы скучаем по такому положению вещей, особенно когда мир кажется недружелюбным, повседневная жизнь невыносима, страдания касаются нас. Когда вы сворачиваетесь под одеяло и падаете в пыльцу, отделяющую вас от неразрешимых проблем, вы просто пытаетесь воссоздать это идеальное состояние. Когда вы снижаете чувствительность к очередной дозе алкоголя или переходите к другой дозе наркотика, вы хотите хотя бы на мгновение обнаружить потерянную бессмысленность жизни плода. К сожалению, на следующий день вам придется родиться заново, и рождение - это момент, когда вы чувствуете острую боль одиночества без какого-либо облегчения. Всякий раз, когда возникает мысль о том, чтобы на время отстраниться от жизни, я осознаю неизбежность того факта, что мне в конечном итоге придется выбраться из теплого кокона и испытать шок от встречи с реальностью снова. Это лишает меня желания вернуться в утробу матери. У меня такое впечатление, что быть там - самое приятное чувство в мире, но твое и мое место безвозвратно здесь, среди людей. Если мы рискнем вернуться, это будет только на удивление, и, как и любого безбилетника, нас без помилования выбросят оттуда, на наш сломанный рот. С каждым разом больнее будет.

Вы говорите, что не помните это состояние, никакие воспоминания не могут быть сохранены. Так почему ты все еще хочешь туда вернуться? Почему повседневная реальность вызывает у вас уныние и страх? Почему ты говоришь себе: все потому, что он живет в таком мерзком месте, в этой загадочной стране, где одни пользуются только другими, где нет места таким, как я? Если бы я только жил в другом месте, в Канаде, в Новой Зеландии, может быть, в Австралии - о да, там все сложилось бы иначе... Не по-человечески: было бы точно так же, как здесь. Куда бы вы ни пошли, вы заберете с собой свой вирус одиночества. Вы действительно мечтаете о Неверленде, счастливой стране, в которую вы не сможете вернуться. Первородный кокон - подходящее место для нас, только если мы еще не родились. На самом деле, от смерти мало чем отличается. Мы не осознаем нашего собственного существования в нем. Счастье, которое мы ищем в нем, - иллюзия.
Я знаю, что он пишет жестоко и несправедливо. Вы не согласны с этим. Когда ты слушаешь меня, тебе хочется кричать от гнева. Такой гнев - хороший знак. Мы приветствуем реальный мир криком. Рождение молчаливого ребенка всегда вызывает панику в родильном зале. Отчаянный крик - лучший комментарий новорожденного к ситуации, которую он здесь обнаружил. Это его первый опыт заброшенности и одиночества.

Приведенный выше текст является отрывком из книги Войцеха Кручинского «Wirus samotnosci». Подчеркивание от редакции.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравился сайт? Поделиться с друзьями:
Препарат «Пирацетам»
Добавить комментарий