Я плохая мать

У мужа своя жизнь - докторская, работа, коллеги. А так как я родила ребенка, то забочусь только о нем. Это неправильно, что иногда хочется сбежать на край света?! Я плохая мать

Мне скучно, - в дверях кухни появилась кудрявая голова пятилетней Юльки.
- Милый, я просил тебя немного поиграть одному. Я объяснил ей, что мама готовит суп.
- Я потерял твоего плюшевого мишку, и мне скучно, - топнула ножка по полу.
Я потерла виски рукой. «Но не мигрень», - мысленно поклялся я судьбе, кладя морковку в руку.
- Я вам сказку подам, - наконец сказал я, и Юлька взвизгнула от восторга.
Мы долго не разрешали ей и ее мужу сидеть перед телевизором, но сегодня я была очень измотана.
Ночью не могла уснуть, теперь, несмотря на субботу, была дома одна с малышкой. Франек пошел к матери. У нее соскользнула рука, она простудилась, и муж должен ей помочь.
«А про выходные вместе я могу забыть», - неохотно подумала я.
Я всегда особенно нетерпеливо ждал субботнего утра. После целой недели работы Франек нашел время для меня и малышей, мы могли пойти куда-нибудь вместе или просто посидеть дома с нами втроем. «Ну а сегодня из этой нитки делают...» - вздохнула я, в том числе сказку для дочери. На кухне я сделал себе еще кофе и сел на табурет. Через некоторое время я начал с недоеденного супа, а затем зазвонил мой мобильный телефон.
Алина? Что происходит? Вы не говорите! - Я, как всегда, услышал веселый голос моей подруги Магды.
Несколько лет назад мы вместе работали в редакции местной ежедневной газеты, сейчас стараемся смотреть достаточно регулярно, хотя и стыдно это признавать, но я обычно перевожу встречи. И дочка заболеет, и вечером я не смогу выйти на улицу...
- Привет, Магда. Приятно тебе позвонить. Как дела, какие изменения? - спросил я.
- Даже самые большие, так много всего произошло в последнее время. Я только что вернулся из Швеции, к тому же встречаюсь с кем-то. Я вам скажу, когда мы встретимся! Магда была взволнована.

Когда мы закончили разговор, я почувствовал себя как-то странно. «С Магдой, как обычно, столько изменений, а со мной? Дом, ребенок, дом, среди всего этого мой постоянно занятой муж, который, кажется, с каждым мгновением отдаляется от меня все дальше и дальше», - мне стало жаль близких слез.
Франек вернулся ближе к вечеру. Я предложил совместный кинотеатр, но он посмотрел на меня как на сумасшедшего.
- Вы знаете, что я должен написать как минимум две страницы, - пробормотал он.
Ну, докторская...

На следующий день не стало лучше. Юля жаловалась с утра. Она все время повторяла, что у нее болит живот, хотя ее муж посмотрел на него и обнаружил, что с ней все в порядке.
Может вы что-то упустили? В конце концов, вы же ЛОР, а не педиатр, - сказал я, и скандал был готов.
- Во-первых, я врач и простите меня, но подросток или другой серьезный человек лучше узнает ребенка, который рычит, поворачиваясь на каблуках.
Он не разговаривал со мной до конца дня, что еще больше испортило мне настроение.
В понедельник он снова разваливался, и часы тянулись один за другим. Мы весело проводили время с Джулеком в театре, я убирала шкаф, готовила ужин и слонялась с палачом в ожидании возвращения мужа. Я очень хотел провести хороший семейный вечер и надеялся, что он больше не злится... К сожалению, он позвонил, что мой друг заболел и ему пришлось переночевать в палате. «Отлично! - подумал я. У меня будет еще один захватывающий вечер дома. Джулия,« Доктор Дулиттл »и я... Черт!» Я молча выругался. Впервые за долгие годы мне приснилась сигарета или хотя бы выпить. Я налил себе бокал вина и сел на диван.
- Мамочка, поиграй со мной, мне скучно, - стонала Юля.
- Играй одна, доченька, я устала. Где твой крокодил?
- Мистер Крокодайл не хочет со мной играть, - пожаловалась она, забираясь на диван и садясь рядом со мной.
- А мисс Виолетта? - Я надеялась, что название ее любимой куклы побудит ее поиграть, но не в этот раз...
- Она осталась с папой в машине, - простонала она, добавив, что у нее болит живот.
Я уже знал, что трюк с животом должен был привлечь мое внимание, но я все равно сделал ее ромашку. Она не хотела пить, но начала ныть, что хочет увидеть своего отца.
- Уже поздно, к тому же папа не любит, когда мы мешаем ему на работе, - объяснила я ей, вспоминая свой последний визит в палату мужа.

Он в ярости из-за того, что беспокоил его, в то время как у него есть новые пациенты и масса эпикрипов, которые нужно выписать. Мы тогда резко поссорились, и я не собиралась больше навещать его в больнице...
- Ты поиграешь со мной, когда ложится спать? - пожаловалась Юлька.
- Тогда пойдем в ванну.
- Не хочу! тупнель. - Ты мне не нравишься, мама! - добавила она, хватаясь за бедра.
«Ты мне тоже иногда не нравишься, дочка», - подумала я, допивая вино. Юлька дернула меня за руку, а потом изо всех сил ударила по руке.
Веселитесь со мной сейчас! - закричал.
Успокойтесь! Марш к себе! Мои нервы наконец расслабились.
Еще мгновение, и я, наверное, ударил бы себя. Она громко заплакала и побежала в свою комнату. Мои руки дрожали. - «Боже, что со мной происходит? Я не могу справиться с пятилетним ребенком? - подумал я. Я хотел налить себе еще стакан вина, но знал, что это плохая идея. Фрэнк, вероятно, был бы в ярости, если бы узнал...»
Когда моя дочь исчезла в своей комнате, я позвонил Магде.
- Знаю, это звучит ужасно, но иногда мне кажется, что я не могу протянуть дольше и просто схожу с ума - меня разозлили наушники. - У Франека есть филиал, работа, друзья, мои родители живут далеко, я вижусь с друзьями все реже и реже. Есть только Юлька и эти четыре стены. Иногда у меня такое впечатление, что у меня просто души - я плакала в конце.
- Тебе нужно отдохнуть, Алинка, ты устала. Слушай, я хожу в оздоровительный клуб почти каждые выходные. Я постоянный клиент, у меня есть скидка для гостя, может вас уговоришь? Подумайте о сауне, массаже, пилинге, уходе за лицом. Все действительно по разумной цене. Кроме того, можно было бы выбрать место за городом, может быть, вверх? - соблазнила Магда.
- Конечно, я просто смогу выбраться отсюда, - неохотно пробормотал я.
- Поговорите с Фрэнком, не может быть, что вы также работаете по выходным, а он занимается только своей докторской степенью.
- Ты мне это говоришь? - горько усмехнулся я.

Вечером я попытался с ним поговорить, но он меня отпугнул коротким «не сейчас». Вблизи я пошел в спальню. Я рано легла, потому что в последнее время Юльке снились плохие сны и она нас постоянно будила. Я катался из стороны в сторону, но спать не приходилось. Франек не забирался на свою сторону кровати до полуночи.
- В последнее время ты слишком мало спишь, - я похлопала его по лицу.
- У меня нет времени задерживаться, - пробормотал он и повернулся ко мне спиной.
Я не сдавался утром. Заваривая ему кофе, я спросил об этой поездке. Он отреагировал лучше, чем я ожидал.
- Ешь, отдохнешь, - сказал он, целуя меня в щеку. - Вы заслуживаете небольшого расслабления, мы разберемся с этим здесь, - пообещал он.
- Боже, ты серьезно?! Я очень охотно бросился бы ему на шею, но я успокаивал такие жесты. Мой муж ненавидел, когда он был, как он это называл, инфантильным.
- Серьезно, ешь, - повторил он, начиная пить кофе. - Чертовски круто, - пробормотал он. - Я буду после 15:00, попутно поем и скоро лечу в клинику, - объявил он, хватая сумку с ноутбуком. Берегитесь, девочки! - бросил на выходе. И мы снова остались одни.
- Мамочка, что мы будем делать сегодня? Голос Юльки отвел меня от мыслей.
«Хороший вопрос. Понятия не имею», - подумал я. В конце концов, я решил заняться тем, чем давно хотел.
- Мы пойдем на мамину старую работу, вы увидите редакции, - объяснил я малышке, быстро ее одевая.

Мы были там до полудня. У двери стоял высокий лысый парень. Он осмотрел меня с головы до ног.
А кто кому? - Тебе нужно пропустить или записаться на прием, - прорычал он.
Где мистер Эдек? Я был неприятно удивлен, вспоминая всегда улыбающегося пожилого телохранителя.
- На пенсии, - сказал крупный бык. Итак, у вас назначена встреча или нет?
- Я здесь работал, хотел зайти поговорить со старыми друзьями - мне было жаль.
Внезапно здание когда-то известной местной газеты стало странно чуждым, даже враждебным. Охранник схватил телефон и позвонил наверх. Он спросил меня, как меня зовут, что-то объяснил и, наконец, позволил мне подняться наверх. Девочки не скрывали своей радости. Главный редактор ничего не менял, Башка, Магда и Элиза тоже выглядели так, как будто я их вчера видела. Только за моим старым столом сидела молодая неприступная блондинка. Думаю, Элиза была очень счастлива. Она сварила кофе, дала мне стул, раз за разом хваливая красоту моей дочери. Зазвонили телефоны, зазвонил факс, и на мгновение мне показалось, что я вернулся в былые времена. К сожалению, разговор закончился быстро, потому что Элизе пришлось выйти в поле. Башка поспешно закончил записку, Магда отправила меня на первый этаж, и я понял, что перебиваю. Никто не сказал бы это мне в глаза, но, сидя с ребенком за опущенным столом, я чувствовал себя лишним. Я быстро попрощался и ушел.
Мне стало плохо, нигде не было места. Кроме того, у меня создалось впечатление, что моя дочь снова делает все, чтобы меня дразнить.
- Я не буду есть! Я не ношу эту блузку! Не люблю шпинат! все время был на "нет". Вечером я только думал о том, чтобы уехать, как будто видение выходных в реабилитационном центре могло спасти меня от всей этой безнадежности. Магда позвонила нам, что она забронировала нас, чтобы остановиться в Щирке, и на следующий день я пошла за покупками. Через несколько часов две новые водолазки, сливовые сапоги, набор украшений с фианитом и духи Gucci ждали, чтобы их поместили в чемодан. Боже, как я был счастлив! В среду я был полностью упакован, хотя мы с Магдой уехали только в пятницу рано вечером.
- Мамочка, я не хочу, чтобы ты туда ходила! - Джулия топнула ногой, а потом злобно и с азартом вылила сок из руки на новый ковер.
Она очарованно смотрела на растущее оранжевое пятно, и я изо всех сил пытался сдержать свои нервы.
Иди домой. Отец придет и поговорит с вами, миледи, я только что прошипел.
Ковер выглядел ужасно, но, кажется, я уже был в Щирке.

К сожалению. Это началось в четверг.
- Мама, у меня болит горло и болит голова. Очень! Юля проснулась поздно, горела.
Она не хотела есть, я едва заставил ее проглотить банан. Хотя я твердил себе, что это просто простуда, я уже знал, что мы проведем в постели по крайней мере пять дней. Дочка болела редко, но обычно довольно долго. «Нет, Боже, я тебя умоляю, не сегодня», - запаниковала я в душе. Я измерил ее температуру и замерз. Тридцать восемь и шесть! Так что я подумал о поездке ниток и сразу почувствовал себя ужасно. Какая я мать? Вместо того чтобы беспокоиться о состоянии ребенка, я думаю о своих удовольствиях. Проблема, однако, в том, что у меня их почти не было годами...
- Это свинья, - вечером Франек не сомневался. - Боюсь, дорогая, что вам придется отложить свой отъезд, - добавил он.
- Ты обещал остаться с ней! Не знаю, почему я кричал на него.
- Я бы остался, но будь здоров. Я не буду заботиться о больном, это отнимает много времени, ведь мне нужно немного поработать. Если бы она была здорова, она бы играла одна, но да... Нет, нет, исключено. «Если я не отдам третью главу к вторнику, промоутер выпотрошит меня, - сказал он, - и все обсуждения прекратятся».
- А твоя мама? - Я прибегал к последнему средству, хотя хорошо знал ответ.

Теша была больна, и она уже давно не была одна с Джулеком, видимо, не справлялась... Я заперся в ванной и позвонил Магде. Я сказал, что не смогу поехать, и быстро попрощался с ней. Мне не хотелось говорить. «У меня больше нет сил! Я не знаю, как я выдержу еще один день, неделю, месяц, год... Наедине с хныкающим ребенком, запертым в этих проклятых четырех стенах! Как дела у других женщин? это только я, дегенеративная мать и плохой человек? " - размышляла я, умывая заплаканное лицо холодной водой.
- Мама?! - заскулили маленькие шестерки на закрытой двери ванной. - Мама, выходи, читай мне!
- Я уже иду, дочка, - прошептала я. - Ты справишься, девочка! - сказал я своему отражению в зеркале, хотя у меня создалось впечатление, что на меня смотрит странная женщина с темными кругами под глазами. - Ты это сделаешь, - повторил я и почти поверил.
«Как раз сегодня вечером, потом на следующий день, неделю и год. Позже девочка пойдет в школу, ей будет жарко», - думаю я, сидя рядом с ней. Юлька мне улыбается, ее крохотные ручки обнимают меня за шею.
- Я люблю тебя, доченька, - мягко говорю я, целуя ее в лоб и украдкой вытирая глупую непрошеную слезу.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравился сайт? Поделиться с друзьями:
Препарат «Пирацетам»
Добавить комментарий